The Elder Scrolls V: Skyrim — это action/rpg, созданная Bethesda и вышедшая в 2011-м году, не смотря на прошедшие 4 года, до сих пор прекрасна своей графикой и пейзажами, захватывает дух трейлером и сеттингом, а большой открытый мир, полный секретов, не оставит равнодушными игроков, ищущих приключений. Это не первое моё прохождение игры, но, уже изрядно подзабыв основной сюжет, я думаю, что оно получится интересным.

Свою актуальность игра не перестаёт терять даже сейчас: не зря на nexusmods она имеет больше файлов, чем другие игры серии. К радости тех, кому графика Skyrim покажется унылой и пиксельной, давно лежат моды на 4K текстуры, более красивые модели персонажей, и прочее. Я не удержался и для своего прохождения поставил парочку, чтобы как-то добавить новизны:

  • Immersive Armors;
  • Immersive Weapons;
  • Duel — Combat Realism;
  • Complete Crafting Overhaul Remade;
  • Wet and Cold;
  • No More Blocky Faces;
  • Skyrim Flora Overhaul;
  • Skyrim HD — 2K Textures;
  • True Vision ENB;
  • Enhanced Blood Textures;
  • Skyrim -Community- Uncapper;
  • Perkus Maximus;
  • Project Reality;
  • SkyUI.

Задумываясь, кого мне отыгрывать, я представлял себя гордым и стойким паладином света, который будет карать неверных, и, что получилось из этого я напишу в истории ниже. Осторожно, будет много СПОЙЛЕРОВ основного сюжета.

Драконорождённый?

Я очнулся в повозке в дремучем лесу. Рядом со мной сидело ещё пара человек в кандалах. Тот, что был напротив меня, представился Ролафом, и вкратце объяснил мне ситуацию: я оказался не в том месте, не в тот час. Сидевший рядом с ним Локир, узнав, что нас везут на казнь, сильно паниковал и клялся в невиновности. Последним в повозке был Ульфрик Буревестник, ярл Виндхельма и глава мятежников Братьев Бури. Спустя некоторое время тряски я увидел ворота небольшого городка, и единственное, что его отличало от деревни, так это каменные стены и возвышающаяся башня.

Въехав в город, который назывался Хелген, Ролаф некоторое время рассказывал о своих похождениях и знакомствах, которые происходили с ним здесь. А затем нас высадили. Вызывая каждого по списку к общей очереди нарушителей, имперец был удивлён, не зная, что я здесь делаю и кто я вообще такой. Представившись нордом по имени Раэ, я встал к остальным. На плаху меня вызвали вторым, но опустить топор палач так и не успел: приземлившийся на башню чёрный дракон развеял все шансы на мою казнь.

В начавшемся переполохе, под человеческие крики и звуки разрушения, учинённые драконом, мне удалось добраться до замка Хелгена. Там мне пришлось делать выбор за кем бежать: имперцем Хадваром или мятежником Ролафом (надо сказать, что выбор мой влияет только на персонажа, с которым надо поговорить позже). По зову души я выбрал Империю, и побежал за Хадваром. Внутри замка тоже оказалось не спокойно: то тут, то там обрушались стены, а иногда приходилсь сражаться с Братьями Бури, пауками и даже медведем. Выбравшись с Хадваром, наконец, через богом забытые пещеры наружу, тот сказал, что неподалёку в деревушке живёт его дядя кузнец Алвор.

В Ривервуде — маленькой деревушке около реки с лесопилкой, кузней, торговцем, таверной и хлипкой стеной с одной стороны — я узнал местные слухи, которые не вызвали у меня интереса, и решил отправиться к ярлу Вайтрана по поручению дяди Хадвара, чтобы рассказать о нападении дракона. Дорогу к городу я решил сократить, и не зря: с одного из холмов мне открылся сероватый, но красивый вид на горы и сам Вайтран. На одной из попавшихся мне по пути ферм, я увидел сражающихся с великаном людей и выпустил в него пару стрел, а после его смерти от подошедшей Аэлы выслушал о Соратниках.

Около конюшни я заметил разбитый лагерь каджитов, пытающихся приторговывать, и даже не скуумой. В Вайтран мне не дала пройти стража, мол, город закрыт для случайных посетителей, но, узнав, что случилось в Хелгене, они открыли ворота. Дома здесь были из дерева, а на улицах многолюдно, из переулков выбегали детишки и повсюду несла свой дозор стража. Предпочитая не впутываться в проблемы, я сразу пошёл в Драконий Предел — замок на возвышенности, по совместительству главное здание города, где восседает ярл Балгруф. На площади перед замком слева раскинулся Храм Кинарет, в центре стоит потерявшее листву дерево, а по правую руку можно заметить дом Соратников Йоррваскр. Перед статуей Талоса стоит его жрец Хеймскр и гордо проповедует на весь город. Я поднялся в Драконий Предел, и, сквозь пререкания его помощников, рассказал всё, свидетелем чего я стал в Хелгене. Выслушав мою историю, ярл сопроводил меня до придворного мага, изучавшего драконов. Тот дал мне задание отправиться в Ветренный Пик и забраться какую-то скрижаль Драконий Камень.

Перед тем, как уйти из города, я решил зайти в Йоррваскр к Соратниками, о которых говорила Аэла. Их предводитель Кодлак Белая Грива почувствовал что-то во мне, но для начала меня надо проверить боем. После того, как я показал себя в битве один на один, мне дали новое задание: очистить пещеру от вампиров. Нет, спасибо, не на первом уровне.

Ветреный Пик встретил меня бураном, красивой, пусть и разрушенной, архитектурой и парой бандитов. Внутри я решил простенькую головоломку: чтобы открыть ворота надо повернуть три статуи нужным изображением к стрелкам, после чего нажать на рычаг (оглядевшись по сторонам комнаты, можно заметить правильное положение изображений). В одной из комнат, весь опутанный паутиной висит бандит по имени Арвел Быстрый, молящий об освобождении. Путь к нему преграждает гигантских размеров морозный паук, который умирает от десятка выпущенных мною стрел. Бандит признаётся, что выкрал у ривервудского торговца золотой коготь, а за своё спасение готов отдать его. Как и следовало ожидать, только что освобождённый вор убегает, выкрикнув что-то вроде: «Вот ты дурак». Пара ударов топором остановили Арвела, а я подобрал коготь, который, кстати, нужен для отпирания двери с символами, правильный порядок которых изображён на его внутренней стороне.

Войдя в большую пещеру, на другом её конце я увидел Стену Слов, откуда выучил новое слово силы «Безжалостная сила». Выбравшийся из гроба за моей спиной Драугр-Повелитель не застал меня врасплох, но чуть было не пробил мой блок. Подняв с его трупа скрижаль, я отправился обратно в Вайтран, попутно вернув коготь законному владельцу в Ривервуд.

Встреча с ярлом прошла в спешке: прибывший охранник передал, что с одной из охранных башен заметили приближающегося дракона. Чтобы более подробно разузнать о случившемся, Балгруф послал меня и своего хускарла к западному посту. В конюшне я купил лошадь практически на все имеющиеся у меня деньги, и неторопливо поскакал, наслаждаясь ночным видом. Отвлечься мне пришлось у башни, где я в первый раз вступил в сражение с драконом. После победы над ним, оглянувшись вокруг и в живых увидя лишь пару солдат, я, внезапно для себя поглотил душу дракона — во всяком случае там мне сказал один из выживших, а потом ещё добавил: «Довакин. Драконорождённый», — для меня это выглядело будто что-то в меня вселилось. Со временем я привык к этому чувству.

Возвращаясь в Вайтран, я услышал громкий, как раскат грома, крик. Доложив обо всём случившемся ярлу, я узнал от Балгруфа, что крик — это зов Седобородых с Высокого Хротгара. И последний раз они кого-то призывали к себе более 200 лет назад во времена последних драконорождённых императоров. Он посоветовал отправиться в Высокий Хротгар, а за уничтожение дракона одарил меня именным топором и повысил до звания Тана, за которого полагается личный помощник. Так со мной стала путешествовать Лидия (теперь она будет таскать ВСЕ мои вещи), которой я вручил только что полученный топор и приказал следовать за мной.

Гражданская война. Имперский легион.

Не смотря на такое почётное задание, как встретится с самими Седобородыми, я подумал, что сейчас как раз самое время, чтобы отлучиться и посмотреть на Скайрим, а заодно вступить в Имперский Легион и повыполнять другие поручения.

На выходе из Вайтрана я наткнулся на алик’рских воинов, разыскивающих некую редгардскую женщину со шрамом на лице. Сами расследование в стенах города они проводить не могут: стража их не пускает дальше ворот. Поспрашивав у окружающих про редгардку, меня навели на таверну «Гарцующая Кобыла», где я нашёл женщину Садию, подходящую под описание, и, обратившись к ней, узнаю, что именно её разыскивали те люди. Рассказав свою историю, она попросила меня о помощи: выследить главаря — Кемату — присланных за ней ассассинов и убить его. О том, что скрывается он в «Логове Плута» я узнал от находящегося в тюрьме алик’рца, рассказавшего мне информацию в обмен на свободу.

Логово Плута — это обычная ничем не примечательная пещера. Ну, прямо рай для того, кто хочет скрытно вести дела. Тем не менее, лично сразиться со мной Кемату не захотел, но объяснил мне причину поисков Садии: Иман (таково её настоящее имя) продала Хаммерфел альдмерам во время войны с Альдмерским Доминионом, и сейчас находится в государственном розыске за измену. Он дал мне выбор: поверить той истории, что рассказала мне редгардка или предать её и привести к конюшням близ Вайтрана. Почему-то версия Кемату мне показалась более правдивой, и на следующий же день я сдал Садию прямо ему в руки.

Ещё в самом начале, в Ривервуде, до меня дошли слухи, что в Виндхельме живёт мальчик по имени Авентус, который день взывающий к Матери Ночи. Путь до Виндхельма не близок, а на повозку тратиться не хотелось, поэтому я сел на своего верного коня (по имени Плотва), и поскакал в сторону города. На моём пути стояли башни Валтхейм, которые сейчас были заняты разбойниками. За плату всего в 200 септимов (местная валюта) они готовы пропустить любого путника дальше. Такая судьба этих башен была не по мне, поэтому я просто перебил всех разбойников глубокой ночью.

После весеннего и тёплого Вайтрана, снег и холод, которым встретил меня округ Виндхельма был весьма неожиданным. В городе я стал свидетелем обвинения тёмной эльфийки в шпионаже двумя нордами, но даже услышав угрозы расправы в её сторону, ничего благородного я сделать не мог. Побродив по этому массивному, серому, холодному и каменному городу, я вышел к дому Авентуса. Ожидая, когда к нему придёт член Тёмного Братства, он ничуть не расстроился, и даже не поверил, что я не один из них. Он не преминул заключить со мной контракт на убийство Грелод Доброй из Рифтена. Ну, ладно, пусть будет так.

В Рифтен я отправился уже на повозке, потому что в ближайших руинах Морвунскар некроманты и некромаги безжалостно убили мою лошадь, за что я им и отомстил, зачистив руины от засилья тёмных магов. Стража Рифтена попыталась заставить заплатить меня за вход, но под предлогом рассказать об их поведении ярлу, я сумел пройти без платы. Этот город славен своей медоварней «Чёрный Вереск» и гильдией воров, промышляющей в «Крысиной Норе». В озёрной части города находится склад и рыбный порт. Приют Рифтена было найти не трудно, а, войдя внутрь, я сразу услышал, с какой жестокостью Грелод обращалась с детьми. Посчитав, что это необходимо пресечь, а заодно и выполнить контракт, я убил её, тем самым осчастливив детей. Теперь у меня осталась моя главная цель: Солитьюд.

Солитьюд раскинулся на возвышающейся над рекой каменной аркой и имеет полный доступ к морю, отчего город богат и статен. По прибытию, я увидел столпившихся рядом с помостом людей, на котором казнили — как я узнал потом — Роггвира: бывшего стражника Солитьюда, объявленного изменником за то, что тот выпустил Ульфрика через главные ворота сразу после убийства Торуга. В таверне я узнал последние сплетни, из которых моё внимание привлекла история про нищего-безумца, несущего всякие бредни и бродящего вокруг коллегии бардов. Стоило мне его увидеть, как он сразу обратился ко мне за помощью. Дервенин (так его зовут) что-то говорил про «господина», который ушёл в отпуск и не собирается возвращаться. «Хозяина», по утверждению безумца, последний раз видели в запретном Крыле Пелагия Синего Замка, а бедренная кость, по утверждению Дервенина, обязательно мне пригодится. В замок я и направился.

Я легко убедил служанок, что помогаю ярлу, и они дали мне ключ. Крыло Пелагия выглядело давно заброшенным: повсюду паутина, пыль и грязь. Не замечая ничего необычного, я поднялся на второй этаж, и, внезапно, очутился посреди леса, застав даэдру Шеогората и императора Пелагия Безумного за чаепитием. Как только бывший император покинул застолье, даэдрический принц Безумия обратил внимание на меня, и, согласившись, что пора вернуться из отпуска, попросил меня найти выход при помощи Ваббаджека: посоха с непредсказуемым действием. После того, как я восстановил уверенность в себе Пелагия, избавил его от кошмарных снов и паранойи, Шеогорат собирает сумки, чтобы вернуться на Дрожащие Острова, а я в Синий Замок.

Но в Солитьюде меня ещё ожидало то, зачем я туда пришёл: вступление в Имперский Легион. Для проверки моих навыков легат Рикке посылает меня в одиночку зачистить форт Храгстад. Убив там всех бандитов, я вернулся в Солитьюд, чтобы принять присягу. После чего получил новый квест: вместе с отрядом имперцев заполучить Зубчатую Корону (являющуюся символом власти Верховного Короля Скайрима и имеющую сильное политическое значение) из древних руин Корваньюнда.

Путь Семи Тысяч Ступеней.

Оказалось, что Братья Бури уже прочёсывают Корваньюнд, но явно не ожидают нападения Империи. «Имперская машина» лихо пронеслась сквозь ряды врагов, пока не наткнулась на охранников Зубчатой Короны: последнего владельца короны Боргаса, давно превратившемся в Драугра и пару Беспокойных Драугров, шустро раскидавших имперцев по маленькой комнате. Но, имея численный перевес, легион отобрал корону у древних.

Получив радостные новости о нашем триумфе, Генерал Туллий отправил меня с сообщением ярлу Балгруфу о возможном нападении Ульфрика. Так началась война за Вайтран. Осаждённый город должны были отстаивать имперцы, стража и я. Только выйдя из ворот Драконьего Предела, я сразу увидел пожар и летящие зажигательные снаряды, выпущенные катапультами мятежников. Самих катапульт на поле боя я не увидел. Основной бой проходит недалеко от конюшни, прямо у арочных ворот. В среднем надо убить 33 противника, чтобы защитить Вайтран. Покончив с этим, я огледелся: война оставила свои следы в городе, и несколько домов стояли порушенными, а население города поредело. Вернувшись в Солитьюд, я получил новое звание от Туллия, а также зачарованный меч.

Пора отправиться к Седобородым и узнать, для чего я был вызван. Отдохнуть перед всходом на гору можно в поселении у подножия Айварстеде. Но, ступив на путь, я решил с него не сходить, и отсчитывая шаги и ступени, я медленно поднимался наверх, встречая паломников, охотников и даже монстров: от волков до ледяных призраков. На вершине стоял замок Высокий Хротгар. Внутри меня встретил один из четвёрки Седобородых Арнгейр. Дружелюбно поприветствовав, он не забыл, для чего я сюда явился. Демонстрация моего Голоса его удовлетворила, после чего он объяснил мне, кто такой Довакин. С драконьего это слово расшифровывается как «драконорождённый» или благославлённый «кровью дракона» самим Акатошем, а за это он умеет пользоваться драконьими Криками (правильными драконьими словами), называемыми Ту’умом. Для проверки моих способностей Седобородые отправили меня в гробницу Устенгрев, где я должен добыть рог Юргена Призывателя Ветров, используя все мои навыки.

В пещере мне пришлось сражаться с некромантами, но зато наградой за страдания будет новое слово: «Бесплотность» (пользы от него я так и не нашёл). В конце пещеры на постаменте я нашёл не рог, но записку от «друга», который хочет встретиться со мной в таверне Ривервуда. Ну, что же, моим таинственным знакомым оказалась трактирщица Дельфина. В подвальной потайной комнате, она рассказала мне свои догадки о воскрешении драконов, но чтобы доказать их, она просит отправиться с ней к Роще Кин.

На заснеженном холме позади Рощи Кин я увидел воскрешение собственными глазами: спустившийся с небес Алдуин прокричал фразу на драконьем языке, после чего поднявшийся из мёртвых Салокнир спустя пару секунд был отправлен обратно в могилу мною. Поглотив душу дракона, я расспросил Дельфину об её догадках, но во всём она обвиняла талморцев, считая, что воскрешения были бы им наруку. Чтобы добыть доказательства этого, она предложила пробраться в талморское посольство и найти какие-нибудь документы в личных покоях Эленвен. Благо та любит устраивать балы для богатых и знатных гостей, а значит я могу туда проникнуть под личиной богача. Обо всех деталях я должен поговорить со связным Дельфины: тёмным эльфом Малборном, который только и сказал, что может пронести необходимые мне вещи внутрь.

На приёме Эленвен я встретил Разелана, благородного бретонца, любящего выпить. Поговорив с гостями, и сделав вид, что этот вечер мне только в радость, я нашёл глазами бретонца и угостил его выпивкой, а после попросил устроить небольшое шоу, и отвлечь всё внимание на себя. Воспользовавшись начавшимся представлением, я и Малборн проскользнули в заднюю дверь, ведущую на кухню. Забрав из сундука оставленные тёмным эльфом вещи, я проник внутрь посольства, где наткнулся на охрану. Найдя все возможные документы, я случайно освободил какого-то заложника, а после услышал чьи-то голоса: «Мы нашли тебя, предатель». Выглянув из-за угла, я увидел Малборна, тщетно сопротивлявшегося двум стражникам. Спасти мне его не удалось, но, отомстив, с тела одного из охранников я подобрал ключ от наружней двери.

Храм Небесной гавани.

Из найденных документов следовало только то, что к воскрешению драконов талморцы не имеют никакого отношения, зато они собрали досье на Ульфрика, Дельфину и некого Эсберна: архивариуса Клинков, по слухам проштудировавшего чуть ли не все книги про драконов. «Крысиная Нора» в Рифтене — вот приблизительное местонахождение бывшего агента Клинков. Дельфина явно была обрадована тем, что Эсберн может быть жив, и посоветовала спросить о нём у Бриньофа из Рифтена.

Подумав, что к нему надо будет втереться в доверие, я выполнил его просьбу: пока он красочно рассказывал про зелье бессмертия, я украл кольцо из одной лавки и подложил его другому торговцу. Не знаю, сыграло это роль или нет, но Бриньоф рассказал, что сумасшедшего старика можно найти в «могильнике», и действительно, в этой канализации, рядом с сумасшедшими, я нашел Эсберна. Сказав, что я от Дельфины, я слушал, как он открывает замок за замком, и думал, что этот старик, должно быть, параноик. Он постоянно болтал о конце свете, Алдуине и богах, но, казалось, просиял, услышав, что я — Довакин.

По мнению Эсберна, Стена Алдуина в Храме Небесной гавани должна хранить в себе секреты победы над Чёрным Драконом. Внутренне Храм представляет из себя множество вписанных в естественные пещеры комнат, объединённых мостами. Внутри надо внимательно выслушать Эсберна и запомнить символ на полу, так как это является ключом к прохождению маленьких головоломок. В одной из комнат в главной зале Храма Небесной гавани будет лежать комплект доспехов Клинков и меч «Бич Драконов», наносящий дополнительный урон по драконам.

Из истории, прочитанной Эсберном по рисункам на Стене, стало понятно, что Довакины прошлого использовали какой-то особый Крик для победы. Когда я вернулся в Высокий Хротгар, то выслушал гневные речи Седобородых насчёт моего желание узнать больше об этом Крике. Однако, они всё-таки рассказали, что он называется «Драконобой» и способен пригвоздить любого дракона к земле, но изучать они его не брались, потому что любое Слово надо пропустить через себя. Созданный со злым умыслом, этот Крик попросту бы внёс хаос в сердца достигших порядка и мира Седобородых. Возможно, что сидящий на самой высокой точке этой горы Глотке Мира дракон Партурнакс может знать его. Путь к нему преграждает сильнейшая снежная буря. Напоследок, Седобородые обучили меня Крику «Чистое Небо», способное делать погоду ясной. Поднявшись на самую верхушку горы, я встретился с Партурнаксом, который завёл со мной долгий философский разговор, но в конечном итоге сказал, что нужный мне Крик можно изучить только использовав Древний Свиток.

За знаниями о рукописях я отправился в Коллегию магов в Винтерхолд. Город от университета магии отделяет большой и величественный мост, разрушенные опоры которого держаться только благодаря магии. Нужно добавить, что магов в Винтерхолде не жалуют, так как однажды обрушившиеся скалы увлекли за собой половину города, но никак не затронули Коллегию.

Достаточным доказательством, чтобы меня впустить оказался Крик Довакина. Проведя меня внутрь коллегии, маг удалилась, а я поспешил в Арканеум, где Ураг гро-Шуб бережно хранит книги. Он положил на стол передо мной два увесистых тома, по теме относящихся к древним свиткам, но заметив, что одна из книг написана на довольно странном языке, библиотекарь упомянул, что расшифровать их поможет Септимий Сегоний — сумасшедший маг, живущий где-то на севере. Путь к его жилищу лежит через море, льдины и семейства хоркеров (похожих на моржей животных).

Септимий же дал мне двемерский словарь и послал в крепость Альфтанд. Там, далеко в глубинах находится вход в Чёрный Предел, а оттуда надо подняться в башню Мзарк, где и хранится Древний Свиток.

Древний Свиток.

Альфтанд — довольно запутанное место и опасное место с ещё живыми двемерскими механизмами. Заблудится в нём легче лёгкого, но, отыскав, наконец, нужный механизм, я попал в Чёрный Предел. Им оказалась большая пещера со своей флорой и фауной. Слишком выделяющимся на всём остальным фоне был Алый корень Нирна, на сбор которого в одной из построек можно получить задание. Чуть побродив по округе, натолкнувшись на летающего хоруса-охотника, и даже одинокого великана, я нашёл проход в башню Мзарка. Внутри меня поджидала большая сферическая поверхность, а на площадке выше — пульт управления: своего рода головоломка, но, нажимая на кнопки до тех пор, пока не появятся следующие, она легко проходится. После её завершения центральный камень раздвигается, являя мне Древний Свиток.

Отнеся свиток на Глотку Мира и использовав его в Разломе Времён, я погрузился на 200 лет в прошлое и стал свидетелем произошедших там событий: Довакины, сражавшиеся с Алдуином не смогли победить, и им пришлось при помощи Древнего Свитка отправить его в Потоки Времён. Но главное, что перед этим они использовали Крик «Драконобой», который я и изучил. При помощи него можно буквально опускать драконов с небес на землю. Вернувшись к реальности, я увидел кружащего вокруг Алдуина. Пригвоздив его к земле, я начал сражение. Битва оказалась очень не простой, но, в конце концов, я одержал верх. Однако, Алдуин отказался умирать здесь и сейчас, и, собравшись с силами, улетел в неизвестном направлении.

После этого Партурнакс поделился со мной информацией про Драконий Предел: он был построен для поимки дракона. Я поспешил в Вайтран, где, услышав мои новости, ярл Балгруф отказался помочь… по-началу, но при условии заключения перемирия Империи и Братьев Бури, пусть и временного, он согласится приютить у себя одного из драконов.

Общий совет был собран в Высоком Хротгаре, где я выступал в качестве решающего голоса и, кажется, сыграл на пользу Империи. Во время заключения перемирия Эсберн сказал, что нашёл в книгах клинков ещё один Крик: «Од А Винг», описывающий призыв дракона.

К моему возвращению в Драконий Предел уже всё подготовлено к поимке дракона: большие врата, ведущие на балкон, открыты, огромная ловушка, готовая в любой момент захлопнуться на шее дракона, и стража, расставленная в стратегических местах. Вызвав Одавинга, я сначала услышал ответный крик, а затем увидел его самого. Пригвоздив дракона к земле, я завёл его в заготовленную ловушку. Некоторое время Одавинг не понимал, что происходит, но, сдавшись, рассказал, что Алдуин улетел в Совнгард, где пожирает затерявшиеся души и восстанавливает там свои силы. Попасть к нему можно через врата в Скулдафне. Туда-то Одавинг и хочет меня отнести на своей спине, но взамен просит свободы. Оставив своих друзей и помощников позади, я сел на шею дракона и отправился в Скулдафн.

Руины Скулдафн не встретили меня дружелюбием: драконы, драугры-палачи и, ко всему прочему, драконий жрец Наркин. Добравшись до самого верха, я увидел впереди луч, выходящий из портала, и жреца, медленно парящего в сторону посоха-ключа. В Совнгард можно попасть двумя способами: быстро пробежать мимо жреца, пока тот не вытащил посох, или сразиться с ним в бою, и, победив, поставить посох на алтарь самому.

И вот настал моменты истины: я прибыл в прекрасный Совнгард, мир мёртвых, ныне захваченный Алдуином. Чёрный Дракон насылает на загробный мир туман, чтобы сжирать души тех, кто заблудился и не смог найти дорогу к Залу Героев. Расчищая себе путь «Чистым Небом», я быстро добрался до моста Китовой Кости (который не зря носит такое название, ибо он действительно из большого хребта), охраняемого двухметровым нордом по имени Тсун. Чтобы пройти дальше мне надо сразиться с ним. Сквозь страдания, выстояв против ударов исполинской силы Тсуна, я смог пройти по мосту внутрь. Зал Героев — это огромной высоты сооружение, любой погибший с честью норд попадает сюда. Внутри я встретил многих легенд фольклора нордов: Юрген Призыватель Ветра, Уриэль Септим, Торуг, Тсун; но более важными для меня оказалась та тройка Довакинов, что сражалась с Алдуином в прошлом: Гормлейт, Хакон и Феллдир. Увидев меня, они сразу пожелали вступить в схватку с Пожирателем Миров.

Вчетвером, полностью разогнав туман, мы вызвали Алдуина на последний бой. Продлился он недолго: новых навыков дракон не приобрёл, зато я заручился поддержкой сильных союзников. Победив его, я наблюдал за красивой анимацией смерти Алдуина, его душа улетела куда-то в небеса, и в Совнгарде снова стало светло и ярко.

И всё. Хлипкие крики «Ура», и никакого ощущения грандиозного финала. Ни тебе больших сундуков с сильными предметами внутри, ни тебе всеобщего восхваления, ни какой-нибудь супер-способности. Концовка главного сюжетного квеста, откровенно говоря, расстраивает, и сразу заставляет вспомнить, почему я так избегал проходить её раньше: на фоне других больших квестовых цепочек главная линия ощущается побочной. Остаётся радоваться многочисленным дополнительным задания, фракциям и крупным DLC: Hearthfire, Dawnguard, Dragonborn. Речь о них, и о приключениях норда Раэ в поисках безупречного рубина пойдёт в других обзорах.